Преступление против журналистов на границе Ингушетии и Чечни остаётся безнаказанным уже четыре года
English

Прошёл ещё один год. Виновные в нападении на автобус с нашими коллегами до сих пор не найдены.

Напомним, 9 марта 2016 года на автобус с российскими и иностранными журналистами и правозащитниками на границе Чечни и Ингушетии напали люди в масках. Они избили водителя и пассажиров, машину сожгли, а всю технику украли.

Тогда пострадали наши коллеги — российские журналисты Егор Сковорода (Медиазона), Александрина Елагина (The New Times), фотографы-фрилансеры Антон Прусаков и Михаил Солунин, корреспондент Sveriges Radio Мария Перссон Лефгрен (Maria Persson Löfgren) и журналист норвежского Fagbladet Остайн Виндстад (Øystein Windstad). Некоторые из них получили серьезные ранения и психологические травмы, испытали посттравматические расстройства.

После этого нападения группа журналистов приняла решение учредить независимый профсоюз для коллективной защиты своих прав и интересов. Именно 9 марта мы считаем настоящим днем рождения нашей организации.

И вот прошло четыре года, однако «история с автобусом» остается без движения. В прошлом году мы уже писали о том, как дело пытались закрыть, как расследование было «возобновлено» после возмущения МИД Швеции, гражданка которой пострадала в инциденте. С адвокатов взяли подписку о неразглашении, однако фактически расследование не ведется. Правовой статус расследования остался прежним, и у него по-прежнему нет результатов. По словам адвоката «Международной Агоры» Андрея Сабинина, его уже два года (!) не уведомляют о принимаемых процессуальных решениях, хотя изредка вызывают потерпевших. «В сложившейся ситуации расследование может тянуться бесконечно», — говорит он.

В сентябре 2019 года некоторые из пострадавших коллег направили жалобу в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Заявители настаивают, что российские власти несут ответственность за действиях напавших на автобус, так как еще с 7 марта за группой велась слежка, и к ним не раз без причин проявляли интерес сотрудники полиции.

В жалобе в ЕСПЧ речь идет о нарушениях трёх статей Европейской конвенции по правам человека, а именно: статьи 3 («Запрет пыток»), статьи 10 («Свобода выражения мнения») и статьи 13 («Право на эффективное средство правовой защиты»). В январе ЕСПЧ зарегистрировал эту жалобу.

Попытки замять дело о нападении 9 марта 2016 года российские власти осуществляют на фоне массы других позорных дел, в рамках которых незаконно преследуют наших коллег Абдулмумина Гаджиева, Светлану Прокопьеву, Руслана Майсигова и других, не говоря уже о новых репрессивных законах и мерах против СМИ. Однако мы не позволим забыть об этом и о других преступлениях против журналистов.

Профсоюз журналистов объявил 2020 Годом свободы слова в России.