Защитим журналистов — защитим свободу слова
Заявление III съезда Профсоюза журналистов
Прямо сейчас в России не менее десятка журналистов и публицистов подвергаются незаконному преследованию или уже были незаконно осуждены по различным статьям уголовного кодекса — за «хранение наркотиков», «вымогательство», «пропаганду терроризма» и другим.

Во многом благодаря общественному давлению и профессиональной солидарности некоторым из наших коллег в 2019 году смягчили меру пресечения (как Рашиду Майсигову), дела других переквалифицировали (как у Игоря Рудникова), отправили на доследование (как у Мартина Кочесоко) или вовсе прекратили (пример — Иван Голунов). Украинского журналиста Романа Сущенко помиловали и передали украинской стороне.

Однако этого недостаточно. Виновные в фабрикации дел против наших коллег не понесли никакого наказания. Дело о фабрикации обвинений и улик в отношении Ивана Голунова засекретили. Игорю Рудникову («Новые колеса», Калининград) переквалифицировали обвинение на статью, которая не предполагает ограничения свободы, уже после того, как журналист провел в заключении больше полутора лет. Другие коллеги, как Желауди Гериев или Алексей Назимов, вышли на свободу, отбыв срок наказания по сфабрикованным делам.

Журналисты Александр Толмачев, Борис Образцов и Александр Валов отбывают наказание после того, как были обвинены в «вымогательстве». Процессы по этим делам проходили с многочисленными нарушениями.

Дагестанский журналист Абдулмумин Гаджиев и крымские гражданские журналисты Ремзи Бекиров и Нариман Мемедеминов находятся в СИЗО, ожидая суда по тяжким «террористическим» статьям, хотя даже непрозрачность следствия не может скрыть сфабрикованный характер возбужденных против них дел. Получившее большой резонанс дело против Гаджиева можно рассматривать как инструмент давления на независимое от власти махачкалинское издание «Черновик», в котором журналист работал до своего задержания.

В Ингушетии после подавления массовых протестов в июле были задержаны журналист оппозиционного издания «Фортанга» Рашид Майсигов и общественная активистка и публицист Зарифа Саутиева, первый — якобы за хранение наркотиков, вторая — за «применение насилия по отношению к представителям власти». Майсигова в ноябре отпустили из СИЗО под домашний арест.

Журналистка и член ПЖ Светлана Прокопьева за последний год подверглась незаконным обыскам, ограничению свободы, лишена возможности пользоваться банковскими счетами из-за возмутительного дела об «оправдании терроризма» за ее высказывания по поводу теракта в Архангельске в прошлом году. Другой член ПЖ, журналист Виктор Корб из Омска, оказался в аналогичной ситуации ещё в 2018 году: он был вынужден уехать из страны и находится в федеральном розыске*.

Право на свободное высказывание в России подвергается новым ограничениям, а пространство свободной журналистики и свободомыслия все больше сужается. Кроме уже упомянутых региональных изданий давлению подвергся интернет-журнал «7×7», который суд в Сыктывкаре оштрафовал на 800 тыс. рублей за «пропаганду наркотиков». На федеральные СМИ также оказывается давление. В ходе летних протестов в Москве полицейские приходили на телеканал «Дождь» и врывались в студию «Навальный. Live»**. Ранее журнал The New Times был оштрафован на 22 миллиона якобы за несвоевременное информирование о получении иностранных средств. Журнал DOXA, издаваемый студентами НИУ ВШЭ, был лишен университетом статуса студенческой организации.

В особую категорию преследуемых журналистов попадают журналисты издания «МБХ медиа». Летом 2019 года против журналиста издания «Юг. МБХ медиа» Александра Савельева возбудили дело о сотрудничестве с нежелательной организацией, у его родителей прошли обыски, журналист находится в статусе подозреваемого. Продолжается преследование журналистки Софьи Русовой за статью «Приезжал рыбачить и Медведев» про экологические нарушения в Кавказском биосферном заповеднике. Уголовное дело возбуждено по статье «клевета», где Русова проходит пока как свидетель.

Этот список не исчерпывающий, он не включает менее резонансные случаи давления на журналистов, особенно в регионах, а также случаи преследования многих политических, общественных активистов и блогеров, которые не являются профессиональными журналистами, но подвергаются преследованию за публичное выражение своего мнения. Профсоюз журналистов и работников СМИ осуждает незаконное преследование журналистов за выполнение своей профессиональной деятельности, а также преследование кого бы то ни было за выражение мнения. Недавно принятый законопроект об иноагентах означает, что СМИ-иноагентом может быть признан практически любой гражданин.

Как показали дела Голунова, Рудникова, Кочесоко и других, правоохранительные органы с легкостью фабрикуют их и уходят от ответственности, даже если эти преступные фальсификации вскрываются.

Мы требуем немедленно прекратить незаконное преследование всех наших коллег, пересмотреть их дела, освободить, возместить нанесенный им материальный и моральный ущерб, наказать всех ответственных за фабрикацию их дел — от заказчиков до исполнителей.

Профсоюз журналистов будет продолжать кампанию за освобождение и реабилитацию всех коллег, которые подверглись незаконному преследованию или уже понесли наказание, за гарантию свободы журналистской деятельности и свободы слова в России.

____________
Поясняющие дополнения к тексту заявления, утвержденного на съезде:
* — Дело на Виктора Корба было заведено за публикацию выдержек из речи обвиняемого на открытом заседании суда по экстремистской статье.
** — У «Навальный. Live» в рамках «дела ФБК» также была изъята аппаратура, находившаяся в пользовании канала.


Список журналистов,
находящихся под уголовным преследованием